Юмор

Тема 1. Становление государственности и государственное управление в Киевской Руси 9-11 вв

Экономическая основа – рост производительных сил в первобытном обществе и появление прибавочного продукта, что привело к образованию двух основных общественных институтов – власти и собственности. Их взаимосвязь привела к образованию государства. В качестве объекта собственности выступают средства производства.

Государство – это организация публичной политической власти, распространяющейся на все общество, выступающая его официальным представителем и опирающаяся на меры принуждения.

Государственная власть складывается из трех ветвей: законодательной, исполнительной и судебной.

Функции государства: законодательная, экономическая, военная, судебная, информационная.

К IX в. значительно расширилась об­ласть, заселенная славянами. Помимо искон­ной территории в Восточной Европе славяне расселялись в землях северо-восточных угро-финских племен (Приладожье, Верхняя Волга) и в VI и VIII вв. колонизовали черноземные степи. До нашествия печенегов в X в. у славян находились значительные пространства пло­дородных южных земель, благоприятных для земледелия. Уровень ремесла и сельского хозяйства был таков, что допускал обработку земли силами отдельной семьи, родовая община становилась соседской.

Распад родо-племенных связей. На протя­жении VI — IX вв. продолжался интенсивный распад родо-племенных связей. Хозяйствен­ная самостоятельность отдельных семей де­лала излишним существование прочно спа­янных родовых коллективов. Началась распа­шка новых земель силами отдельных семей. Появилась возможность ухода из родовой общины без риска стать «изгоем» — выходцем из рода. Родовая замкнутость общин наруша­лась в результате приема чужих «изгоев», колонизации и пополнения общин патри­архальными рабами. Судя по небольшим размерам жилищ на поселениях этого време­ни, у славян складывалась моногамная семья. Отдельные семьи, объединенные уже не на основе родства, а на основе общности хозяйственной жизни, образовывали сель­скую (соседскую), или территориальную, общину. Члены этой общины, индивидуально владея отдельными пашенными земельными участками, в то же время имели право пользования угодьями (пастбищами, лесами и т. п.), принадлежавшими общине. Таким образом, кровно – родственная (патриархальная) система управления племенами переставала существовать. Требовалось сформировать новую систему управления жизнью племени и прежде всего по коллективной защите общинников.

В пределах общины развивался институт частной собственности. Появилось право на расчищенную «лядину» и т. п. С VI в. выра­батываются специальные системы знаков собственности, которыми отмечались ору­жие, кони и другое имущество.

Походы на Византию способствовали распаду первобытнообщинных отношений у славян, так как во время этих походов обогащались многие их участники и особенно племенная знать — князья и бояре. Византий­ские источники VI—VII вв. сохранили имена славянских князей IV—VI вв. В некоторых случаях отмечалось имя отца князя, что может свидетельствовать о передаче власти по наследству. В этих же источниках имеются известия о пленных, уводимых в страну славян (антов), и о выкупе за них. Удачные походы несомненно укрепляли положение князей и боярства. Росла имущественная дифференциация как внутри родовых общин, так и внутри племен. Выделялась постоянная племенная дружина, члены которой все более отличались по экономическому и соци­альному положению от своих соплеменников.

Бояре – старейшины рода получали хозяйственную власть,

Князья - военные руководители получали военную и судебную власть.

Развитие земледелия, отделение ремесла от земледелия, распад родовых связей внутри общин, рост имущественного неравенства, развитие частной собственности, усложнение аппарата племенных княжений, а также усиление боярства — все это подготавлива­ло возникновение нового, феодального спосо­ба производства и, следовательно, формиро­вание раннефеодального государства.

Образование государства является закономерным заверше­нием длительного процесса формирования феодальных отношений. Феодальный государственный аппарат как аппарат наси­лия приспособлял для своих целей предше­ствующие ему племенные органы управления, отличные от него по существу, но сходные с ним по форме и терминологии. Такими пле­менными и должностными лицами были, например, «князь», «воевода» и др.

К IX—X вв. ясно определился процесс посте­пенного вызревания феодальных отношений в наиболее развитых областях восточного славянства (в южных, лесостепных землях). Ро­довые старейшины и предводители дружин, захватывавшие общинную землю, превраща­лись в феодалов, князья племен становились феодальными государями, союзы племен пе­рерастали в феодальные государства. Скла­дывалась иерархия землевладельческой знати, устанавливалось соподчинение князей разных рангов. Формирующийся класс феодалов ну­ждался в создании крепкого государственно­го аппарата.

Договор князя Олега с Византией начала X в. знает уже разветвленную феодальную иерархию: бояр, князей, великих князей (в Чернигове, Переяславле, Любече, Ростове, Полоцке) и верховного союзерена — «велико­го князя русьского». Столи­цей Руси все источники единодушно называют Киев.

Уцелевший в «Повести временных лет» отрывок первоначального летописного текста позволяет определить размеры Руси первой половины IX в. В состав древнерусского го­сударства вошли самостоятельные племен­ные союзы: поляне, северяне, древляне, дре­говичи, полочане, новгородские словене. Кро­ме того, летопись перечисляет до полутора десятков финно-угорских и балтийских пле­мен, плативших дань Руси.

Русь этого времени представляла собой обширное государство, объединившее уже половину восточнославянских племен и соби­равшее дань с народов Прибалтики и По­волжья. Княжила в этом государстве, по всей вероятности, династия Кия, последними представителями которой (судя по некото­рым летописям) были в середине IX в. князья Дир и Аскольд. О князе Дире арабский автор X в. Масуди писал: «Первый из славянских царей есть царь Дира; он имеет обширные города и многие обитаемые страны. Му­сульманские купцы прибывают в столицу его государства с разного рода товарами». Поз­днее Киев захватил варяжский князь Олег, Новгород завоевал варяжский князь Рюрик.

В Киевской Руси полностью сохранялся натуральный характер экономики страны. Громадная часть предме­тов вывоза не производилась как товар. Так, меха взимались господствующим классом с зависимого населения в виде дани или нату­рального оброка. Предметы ввоза не попада­ли в деревню, они шли на удовлетворение потребностей господствующего класса феода­лов и верхушки городского населения.

Древнерусское госу­дарство IX—X вв. — это раннефеодальная монархия. Во главе государства стоял киев­ский князь, называвшийся великим князем. Он управлял при помощи совета из других князей и дружинников (боярская дума). Дружина делилась на старшую (бояре, мужи) и младшую (гриди, отроки, детские). Сбор дани осуществлялся княжескими дружинниками, называвшимися мечниками, суд вершили вирники.

Византийский император Константин Багрянородный, оставивший по­дробное описание Руси, так рассказывает про организацию сбора дани. Ежегодно в ноябре князь с дружиной отправлялся из Киева в «полюдье», т. е. в объезд славянских земель древлян, дреговичей, кривичей, северян и др. Кормясь там в течение целой зимы, они в апреле, когда вскрывался Днепр, возвращались в Киев с данью. Красочное описание «полюдья», закончивше­гося убийством жадного князя, сохранила летопись в известном рассказе о смерти Игоря в 945 г. в земле древлян. Вдова Игоря княгиня Ольга (945—969), по словам летописи, объе­здила некоторые области Руси и «уставила» «уставы» и «уроки», «оброки» и «дани», т. е. установила нормы повинностей, наметив во время своей поездки «становища» и «пого­сты» — административно-финансовые цен­тры сбора податей. Таким образом, система сбора дани была изменена. Единицей обложе­ния данью служили дым (крестьянский дом, очаг), рало, плуг (т. е. крестьянское земле­дельческое хозяйство).

С по­мощью дружины князья укрепляли власть над населением и расширяли территорию древне­русского государства. Дружинники получали от князей право на доходы (в виде дани) с населения территорий, входивших в состав древнерусского государства. С развитием фе­одальных отношений все большая часть дружинников становилась земельными соб­ственниками, ведшими хозяйство в своих имениях путем эксплуатации труда закабаляе­мых крестьян.

Города управлялись княжескими посадни­ками, а в наиболее крупных из них существо­вали должности тысяцкого и сотских, что, очевидно, соответствовало военному члене­нию войск (очень древнему по своему про­исхождению).

В руках киевского князя были значи­тельные военные силы, необходимые как для организации власти над населением, так и для расширения границ государства и его защи­ты. Эти военные силы состояли из войск вассальных князей и бояр и из собственной дружины, находившейся всегда близ князя. В особых случаях собиралось более широкое народное ополчение. В войске большую роль играла конница, пригодная как для далеких переходов, так и для борьбы с конными отрядами южных кочевников. Известно, что во время походов на Балканы князь Святослав собрал 60-тысячноё войско. В древней Руси был значительный флот, действо­вавший на реках и на Черном море.

Организация суда и феодальное право.Важную роль в укреплении феодального базиса играли правовые нормы. Наиболее ранними, дошедшими до нас памятниками древнерусского феодального права являются договоры киевских князей с Византийской империей (911, 944, 971), в которых имеются сведения о «законе Русском». Договоры эти содержат ряд статей о праве собственности и наследования, о пленных и челяди. Нормы раннефеодального права отраже­ны и в первой части Краткой редакции «Русской Правды», в так называемой «Дре­внейшей Правде», которая, возможно, представляет собой грамоту, изданную князем Ярославом Мудрым около 1016 г. в целях упорядочения конфликтов, возникавших сре­ди дружинников. Эта грамота по самому своему происхождению и задачам не могла отразить многих сторон феодального строя на Руси. Круг наказуемых преступлений, упо­минаемых во всех 18 статьях «Древнейшей Правды», очень ограничен: убийство, побои до крови или до синяков, удары палками, чашами, питьевыми рогами, нанесение уве­чий, укрывательство скрывшегося холопа, порча чужого оружия и одежды.

В «Древнейшей Правде» говорится о та­ком пережитке патриархально-общинных от­ношений, как право родственников на кро­вную месть за убийство. Однако кровная месть уже отмирает и заменяется денежными штрафами за убийство (вирами) по приговору суда. Из летописи известно, что князь Владимир Святославич сначала ввел смер­тную казнь в качестве меры наказания «разбойников», а затем заменил ее денежным штрафом (вирой).

Кроме княжеского гражданского законо­дательства до нас дошли памятники церко­вного права (уставы князей Владимира и Яро­слава), определявшие долю церкви в княже­ских доходах (десятина) и круг тех преступле­ний, которые были изъяты из княжеского суда и переданы церковному суду: семейные преступления, колдовство, богохульство (на­пример, нанесение надписей на стенах церкви или ввод собак в церковь) и пр. Эти уставы укрепляли политические позиции церкви.

В XVIII в. некоторые из приглашенных в Россию немецких ученых создали предвзя­тую теорию о несамостоятельном развитии русской государственности. Опираясь на часть русской летописи, переда­ющую легенду о призвании рядом славянских племен в качестве князей трех братьев — Рюрика, Синеуса и Трувора, варягов, норман­нов по происхождению, эти историки стали утверждать, что норманны (отряды сканди­навов, разбойничавших в IX в. на морях и реках) были создателями Русского государ­ства. «Норманисты» полагали, что славяне в IX—X вв. были дикими людьми, которые будто бы не знали ни земледелия, ни ремесла, ни оседлых поселений, ни военного дела, ни правовых норм. Всю культуру Киевской Руси они приписывали варягам, самое имя Русь связывали только с варягами.

М. В. Ломоносов горячо возражал «норманистам» — Байеру, Миллеру и Шлецеру, положив начало двухвековой научной полеми­ке по вопросу о возникновении Русского государства. Значительная часть представи­телей русской буржуазной науки XIX и начала XX в. поддерживала норманскую теорию, Новгородская летописная легенда о до­бровольном призвании князей народом говорила о том, что Рюрик стал княжить в Новгороде, Синеус – на Белоозере, а Трувор – в Киеве.

XIX-XX вв. сохранять свое политическое значение в объяснении вопроса о начале государственной власти. Советские историки, подойдя к вопросу об образовании древнерусского государства с по­зиций исторического материализма, занялись изучением всего процесса разложения перво­бытнообщинного строя и зарождения фео­дального государства. Для этого пришлось значительно раздвинуть хронологические рамки, заглянуть в глубь славянской истории и привлечь целый ряд новых источников, рисующих историю хозяйства и обществен­ных отношений за много веков до оформле­ния древнерусского государства (раскопки де­ревень, мастерских, крепостей, могил).

Вопрос о начале Русского государства живо интересовал русских историков-летопи­сцев XI—XII вв. Самые ранние летописи начинали, по-видимому, свое изложение с княжения Кия, считавшегося основателем го­рода Киева и Киевского княжества. Князя Кия сопоставляли с другими основателями крупнейших городов — Ромулом (основате­лем Рима), Александром Македонским (осно­вателем Александрии). Легенда о построении Киева Кием и его братьями Щеком и Хоривом возникла, очевидно, задолго до XI в., так как она уже в XIII в. оказалась записанной в армянской хронике. Автор «Повести временных лет» — «откуда есть пошла Рус(с)кая земля (и) кто в Киеве нача первее княжити...», — написанной в на­чале XII в. (как думают историки, киевским монахом Нестором), сообщает, что Кий ездил в Царьград, был почетным гостем византийского императора.

Однако, история с норманнами имеет свое продолжение. В 882 г. потомок Рюрика – Олег двинулся из Новгорода в Киев, где обманом и хитростью

убил киевского князя Аскольда и захватил власть. В Киеве на берегу Днепра до сих пор сохранилось место, называемое «Аскольдовой могилой». Возможно, что князь Аскольд был последним представителем древней династии Кия.

Share
Tags :
06.04.2017