Юмор

Постановление Временного правительства

По земельному вопросу

Постановление Временного правительства

(1917 г., марта 19)

(Извлечения)

Война и падение старого строя поставили на очередь самые серьезные экономические и хозяйственные вопросы России...

Первейшим из первых среди них является земельный вопрос, решение которого составляет самую серьезную со­циально-экономическую задачу переживаемого ныне исто­рического момента...

Земельный вопрос не может быть проведен в жизнь путем какого-либо захвата. Насилие и грабежи — самое дурное и самое опасное средство в области экономичес­ких отношений. Только враги народа могут толкать его на такой гибельный путь, на котором не может быть никако­го разумного исхода. Земельный вопрос должен быть ре­шен путем закона, принятого народным представитель­ством...

Временное правительство признает своим неотложным долгом скорейшее выполнение подготовительных работ по земельному вопросу с тем, чтобы все материалы и сведе­ния были представлены народным представителям.

На основании всего изложенного Временное прави­тельство постановило:

1. Признать срочной подготовку и разработку материа­лов по земельному вопросу.

2. Поручить ее министру земледелия.

3. Для означенной цели образовать при министре земле­делия земельный комитет...[255]

о введении смертной казни на фронте и об учреждении

военно-революционных судов (1917 г., июля 12)

(Извлечение)

I. Установить в отношении военнослужащих на театре военных действий смертную казнь через расстрел как выс­шее наказание за нижеследующие преступления: военную и государственную измену... побег к неприятелю, бегство с поля сражения, самовольное оставление своего места во время боя и уклонение от участия в бою... подговор, под­стрекательство или возбуждение к сдаче, бегству, или уклонению от сопротивления противнику... сдачу в плен без сопротивления... самовольную отлучку с караула в виду неприятеля... насильственные действия против начальни­ков из офицеров и из солдат... сопротивление исполнению боевых приказаний и распоряжений начальника, явное восстание и подстрекательство к ним... нападение на часового или военный караул, вооруженное им сопротивление и умышленное убийство часового... а за умышленное убий­ство, изнасилование, разбой и грабеж... — лишь в войско­вом районе армий.

Тому же наказанию подлежат и неприятельские шпионы...

II. Установить следующие правила об учреждении воен­но-революционных судов на театре военных действий:

1) Военно-революционные суды могут быть учреждае­мы при дивизиях, по распоряжению начальников дивизий или высших начальников, для рассмотрения дел о важней­ших преступлениях, предусмотренных в отделе I сего по­становления, если преступления эти представляются на­столько очевидными, что не требуют производства предва­рительного следствия.

14) Приговор вступает в законную силу немедленно по объявлении его на суде и безотлагательно приводится в ис­полнение[256].

§ 4. Двоевластие и его причины

Февральская буржуазно-демократическая революция в Рос­сии — закономерный результат движения народных масс, ру­ководящую роль в котором играл пролетариат.

В ходе революции в Петрограде и других городах страны воз­никли Советы рабочих депутатов. Уже вечером 27 февраля 1917г. состоялось первое заседание Петроградского Совета, в руководстве которого состояли меньшевики и эсеры. Аналогич­ное положение сложилось в Московском Совете и большин­стве Советов других городов.

В некоторых промышленных районах (Донбасс, Урал) Сове­тами руководили большевики. Эти Советы были подлинно рево­люционными: они явочным порядком вводили 8-часовой рабо­чий день, устанавливали рабочий контроль над производством, создавали рабочую милицию и Красную гвардию.

Меньшевики и эсеры Петроградского Совета 1 марта 1917г. предоставили возможность Временному комитету Государ­ственной думы, который был образован буржуазными партия­ми, сформировать правительство. 2 марта 1917 г. было образова­но буржуазное Временное правительство из октябристов, кадетов и одного эсера (Керенский). В стране установилось двоевла­стие, своеобразное переплетение двух диктатур: диктатуры буржуазии в лице Временного правительства и диктатуры ра­бочих и крестьян в лице Советов рабочих, солдатских и кресть­янских депутатов.

Советы, имевшие возможность в первые дни после сверже­ния самодержавия взять государственную власть, не осуще­ствили это из-за недостаточной политической зрелости трудя­щихся. Многомиллионные массы мелкобуржуазного населения России, впервые пробудившиеся к активной политической де­ятельности, не сумели сразу разобраться в программах и целях различных политических партий.

Объясняя сложившуюся ситуацию первых дней Февраль­ской революции, В. И. Ленин писал: «Гигантская мелкобуржу­азная волна захлестнула все, подавила сознательный пролета­риат не только своей численностью, но и идейно, т. е. зарази­ла, захватила очень широкие круги рабочих мелкобуржуазными взглядами на политику»[257]. Большинство мест в Советах захвати­ли мелкобуржуазные партии меньшевиков и эсеров, не верив­шие в революционные возможности народа и стремившиеся передать всю власть буржуазии. Меньшевики и эсеры, будучи сторонниками буржуазной власти, считали, что революция в России уже достигла своих целей.

В первые дни после свержения самодержавия трудящиеся заблуждались относительно характера деятельности и целей Временного правительства. Они надеялись, что буржуазное правительство даст им мир, хлеб, свободу, а потому на опре­деленном этапе развития революции его поддерживали.

Размах и характер борьбы трудящихся за победу социалис­тической революции во многом зависел от правильного по­нимания ими политической ситуации, сложившейся в стра­не, а также реакционной сущности действий господствующе­го класса, прикрывавшегося демократическими лозунгами и обманывавшего народ различными обещаниями. Деятельность большевиков по разоблачению политики Временного прави­тельства ускоряла процесс осознания трудящимися своих классовых интересов, побуждала их к активной борьбе с экс­плуататорами, своевременно подводила к пониманию необходимости свержения власти буржуазии и установления дикта­туры пролетариата.

Временное правительство всеми силами и средствами отстаи­вало интересы только капиталистов и помещиков. В. И. Ленин, находясь во время свержения царизма за границей, уже 4 марта 1917 г. делает вывод о том, что в области внутренней политики Временное правительство не сможет удовлетворить требования народа (дать хлеб, наладить распределение продуктов), ибо это невозможно без решительных революционных мер, направлен­ных против помещиков и капиталистов, на что буржуазное правительство никогда не сможет решиться.

Большевики призывали массы к проведению демократичес­ких преобразований в стране явочным путем, не дожидаясь по­становлений Временного правительства. Они рекомендовали крестьянам захватывать помещичьи земли.

Сразу после свержения самодержавия началось массовое движение крестьян по захвату помещичьих земель и сельскохо­зяйственного инвентаря. Стремясь приостановить рост этого движения, Временное правительство учредило местные зе­мельные комитеты, рассчитывая успокоить крестьянские мас­сы видимостью создания органов, которые должны были под­готовить проект земельной реформы для Учредительного собрания. Однако местные земельные комитеты не оправдали надежд Временного правительства. Они выносили постановле­ния о передаче крестьянам помещичьих земель и инвентаря.

Захват помещичьих земель происходил в большинстве слу­чаев организованно под руководством Советов и земельных ко­митетов. Так, в Оренбургской губернии на основании поста­новления Капаникольского комитета крестьяне захватили лес­ную дачу общества «Орлее» — более 100 тыс. десятин, а Оренбургский продовольственный комитет постановил о пере­даче всего лесного дела этого общества крестьянам.

Временное правительство вынуждено было считаться с ре­волюционными массами и проводить в стране некоторые де­мократические преобразования. Однако главными задачами буржуазного правительства являлись укрепление господства ка­питалистов и помещиков, устранение Советов, подавление ре­волюционного движения трудящихся и установление диктату­ры буржуазии. Для выполнения этих задач требовался сильный карательный аппарат, а поэтому сразу после свержения самодержавия Временное правительство неустанно заботилось о со­хранении основ старого государственного аппарата.

В ходе Февральской революции пролетариат вопреки воле буржуазии начал разбирать государственную машину царизма. Прежде всего трудящиеся начали ломать карательные органы самодержавия — полицию, жандармерию, охранку. Эти органы были сметены революционной волной. Временному правитель­ству ничего не оставалось, как юридически оформить их лик­видацию. 4 марта 1917 г. оно приняло постановление об упразд­нении охранных отделений, Отдельного корпуса жандармов, железнодорожной полиции, а 10 марта 1917 г. издало поста­новление об упразднении Департамента полиции и учрежде­нии в составе Министерства внутренних дел Временного уп­равления по делам общественной полиции.

Для привлечения к ответственности бывших деятелей цар­ского режима (жандармов, полицейских, провокаторов) со­здавались «совестные» суды, формировавшиеся из представи­телей различных политических партий. Такие суды действовали в Москве, Владимире, Иваново-Вознесенске и других городах. По инициативе народных масс в Петрограде и других городах возникли временные революционные суды в составе мирового судьи и по одному представителю от армии и рабочих. Времен­ное правительство в марте 1917 г. вынуждено было их санкцио­нировать.

Однако буржуазия не дала возможности действовать и раз­виваться судебно-следственным органам, созданным самими трудящимися или по их инициативе. Все эти судебные учрежде­ния вскоре прекратили свое существование. Временному пра­вительству удалось сохранить в неприкосновенности судебную систему царизма. Преобразования в этой области свелись лишь к упразднению земских начальников, суда с участием сослов­ных представителей, некоторым изменениям в организации местных и военных судов. Не подверглась изменениям и цар­ская прокуратура.

Призывая трудящихся к завершению слома старой государ­ственной машины, В. И. Ленин особое значение придавал уп­разднению полицейских учреждений и созданию пролетарской милиции.

Не имея возможности открыто восстановить полицию, Вре­менное правительство старалось сохранить старые полицейские и жандармские кадры в центре и на местах. Так, 4 марта 1917 г. петроградскому общественному градоначальству предписыва­лось не арестовывать чинов Петроградской столичной поли­ции, добровольно явившихся к комиссарам Временного пра­вительства. Этим чинам разрешалось выдавать свидетельства на свободное проживание.

Буржуазия рассчитывала привлечь к себе на службу верных слуг самодержавия, но пока это не делала открыто, надеясь на спад революционного движения в стране. Уже в мае 1917 г. в Главном управлении по делам милиции Министерства внут­ренних дел Временного правительства работали многие чины полиции и жандармерии, принимавшие ранее активное учас­тие в борьбе с революционным движением.

Временное правительство, стремясь сохранить полицейский аппарат, 9 марта 1917 г. потребовало от министра внутренних дел принятия мер по организации полиции на местах. Однако вместо упраздненной полиции по инициативе буржуазных партий стала создаваться милиция, вначале на добровольных началах как об­щественная организация. 28 февраля 1917 г. в Горном институте Петрограда образовался организационный милиционный коми­тет, утвержденный комендантом Государственной думы.

Уже на второй день революции, когда на улицах города еще происходила стрельба, в Городской думе сформировалось уп­равление городской милиции. Буржуазия спешила взять в свои руки организацию охраны общественного порядка.

В Москве 28 февраля 1917 г. городовые и полицейские, пы­таясь не пропустить демонстрацию через Яузский мост, убили рабочего завода Астахова, который шел со знаменем в руках. Рабочие в ответ на это сбросили городовых в Яузу. В этот же день трудящиеся разгромили полицейские органы, которые прекратили свою деятельность.

Создание городской милиции в Москве было организовано Московским комитетом общественных организаций. 2 марта 1917 г. председатель Московского совета меньшевик А. М. Ни­китин был избран начальником городской народной милиции.

В. И. Ленин особо важной задачей партии большевиков счи­тал создание пролетарской милиции. Этот орган должен был противодействовать внутренней политике Временного прави­тельства, основной целью которого являлось подавление рево­люционного движения в стране.

Отряды рабочей милиции и Красной гвардии интенсивно создавались в Петрограде, а также во многих других городах страны. В апреле 1917 г. Московский комитет большевиков при­нял решение создать красногвардейские отряды на заводах Москвы и в важнейших пунктах губернии (преимущественно на оружейных заводах и складах). Организаторами этих отрядов были Н. И. Подвойский, П. К. Штернберг и другие большевики.

Меньшевики и эсеры, возглавлявшие многие Советы, про­тиводействовали созданию пролетарских вооруженных отрядов. Они считали, что охрана порядка должна осуществляться орга­нами милиции Временного правительства. В Москве по иници­ативе возглавлявшего милицию меньшевика Никитина систе­матически устраивались налеты на красногвардейские штабы, принимались меры к разоружению рабочих дружин.

До июльских дней 1917 г. буржуазия, придерживаясь такти­ки маневрирования, не предпринимала решительных каратель­ных мер против трудящихся; вместе с тем она не удовлетворяла требований рабочих и крестьян.

Февральская буржуазно-демократическая революция суще­ственно отличалась от буржуазных революций на Западе. Это была первая победоносная народная революция эпохи импери­ализма, совершившая гигантский скачок от самодержавия к Советам рабочих и солдатских депутатов. В результате победы революции Россия превратилась в самую свободную в мире страну из всех воюющих держав.

Хотя Февральская революция не смогла осуществить корен­ные требования народных масс, она все же являлась огромным шагом вперед в демократическом развитии страны.

От Временного правительства (1917 г., сентября 1)

(Извлечение)

...Считая нужным положить предел внешней неопреде­ленности государственного строя, памятуя единодушное и восторженное признание республиканской идеи, которое сказалось на Московском государственном совещании, Временное правительство объявляет, что государственный порядок, которым управляется Российское государство, есть порядок республиканский, и провозглашает Россий­скую республику.

Срочная необходимость принятия немедленных и ре­шительных мер для восстановления потрясенного государ­ственного порядка побудила Временное правительство пе­редать полноту своей власти по управлению пяти лицам из его состава во главе с министром-председателем. ...Времен­ное правительство будет стремиться к расширению своего состава путем привлечения в свои ряды представителей всех тех элементов, кто вечные и общие интересы Родины ставит выше временных и частных интересов отдельных партий или классов...[258]

Глава 15. СТАНОВЛЕНИЕ РОССИИ КАК МНОГОНАЦИОНАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА: РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКИЕ И ФЕОДАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВА

ЗАКАВКАЗЬЯ И СРЕДНЕЙ АЗИИ

§ 1. Рабовладельческие государства в Закавказье

В I тысячелетии до н. э. в Закавказье и Средней Азии в ре­зультате разложения первобытного строя возникли первые ра­бовладельческие государства. Рабовладельцы и рабы, как сви­детельствует история, — первое крупное деление на классы.

Урарту (834—585 гг. до н. э.). Наиболее ранним рабовладель­ческим государством в Закавказье было Урарту, возникшее в IX в. до н. э. на территории современной Республики Армения. Урарту образовалось на основе объединения племен Наирии под властью наиболее сильного племени урартов.

Экономической предпосылкой образования государства Урарту было развитие у урартийских племен земледелия, ско­товодства и ремесла, приведшее к появлению частной соб­ственности и образованию классового общества, к выделению аристократической верхушки во главе с вождем сильного пле­мени.

Объединение племен вызывалось и необходимостью защиты от опустошительных набегов ассирийцев и других рабовладель­ческих государств Передней Азии.

Общественно-политический строй государства Урарту в об­щем был рабовладельческим, хотя на его территории в ряде районов еще сохранялись патриархально-общинные отношения.

Класс рабовладельцев составляли царь, жрецы и рабовла­дельческая аристократия. Самые крупные хозяйства принадле­жали царю и храмам. Все богатство рабовладельцев было осно­вано на рабском труде. Источником рабства были, как прави­ло, пленные. Пленных и военную добычу царь раздавал в собственность рабовладельческой аристократии и тем, кто за­нимал командные посты в войске. Рабовладельцам принадле­жали не только средства производства — земля и орудия, но и люди. В. И. Ленин писал, что «рабовладельцы считали рабов своей собственностью, закон укреплял этот взгляд и рассмат­ривал рабов как вещь, целиком находящуюся в обладании ра­бовладельца»[259].

Рабов бесчеловечно эксплуатировали в хозяйствах рабовла­дельцев, на строительстве дворцов, крепостей, храмов, ирри­гационных систем и других работах. Гнет и произвол рабовла­дельцев вызывали восстания рабов.

Значительную роль в экономике страны играли общинни­ки-земледельцы, объединенные сельской общиной. Члены сельской общины совместно владели землей и водой. Так как в государстве Урарту царь выступал высшим собственником зем­ли и ирригационной системы, общинники за пользование зем­лей и водой обязаны были выполнять в пользу государства тя­желые повинности: платить налоги, производить работы по строительству ирригационной системы, крепостей, нести во­инскую повинность, поставлять лошадей ддя царского войска и т. д.

Во главе государства стоял царь, которому принадлежала и светская,, и духовная власть. Власть царя была наследственной. Он опирался на военно-административную верхушку правящей знати, состоявшей из членов царского рода. Царский двор од­новременно являлся и центром управления страной.

Во главе областей стояли наместники, поставленные царем. Правители областей имели большие полномочия: собирали на­логи и подати, ведали местным строительством крепостей и других сооружений, организовывали военные отряды.

По своему характеру государство Урарту представляло собой рабовладельческую деспотическую монархию.

В конце IX—VIII в. до н. э. государство Урарту достигло наи­высшего расцвета. Основное место в хозяйственной жизни страны играли земледелие, скотоводство и садоводство. Силами рабов были построены крупные города и проложены каналы.

Высоко было развито ремесло, выплавка металла, обработ­ка железа, меди и ткачество. Раскопки показывают, что урартийцы владели художественным мастерством, украшали щиты орнаментами, изготовляли колчаны, шлемы, бронзовых кры­латых сфинксов, статуэтки богов и т. д.

С середины VIII в. до н. э. Урарту переживало упадок. Этому способствовали как восстания рабов, так и нападения внешних врагов. Усиление местных рабовладельцев приводило к ослаб­лению царской власти. В начале VI в. до н. э. центральные райо­ны страны были завоеваны соседним государством — Мидией. Завершили падение Урарту скифы, которые вторглись с севера и разрушили урартийские города.

Армянское государство(VII в. до н. э. — III в. н. э.). В результате распада государства Урарту на его территории, юго-западнее Ванского озера, в 612 г. до н. э. возникли Армянское царство, в 609 г. до н. э. — Ванское царство в районе Ванского озера. В ре­зультате объединения этих царств образовалось единое Армян­ское царство, расположенное в бассейне Ванского озера.

По социально-экономическому и политическому строю Ар­мянское царство представляло собой раннюю рабовладельчес­кую монархию, во главе которой стоял царь, управлявший страной вместе с рабовладельческой знатью.

С 520 по 331 г. до н. э. Армянское государство находилось под властью Персидской державы, но пользовалось широкой авто­номией. Управление провинцией осуществлялось сатрапами из армянской династии Еруандидов, власть которых передавалась по наследству. Сатрап собирал деньги для уплаты дани персид­скому царю, осуществлял судебные и военные функции и са­мостоятельно распоряжался армией. Ежегодно Армения вносила деньги в казну Персидского государства и поставляла лошадей для конницы персидского царя.

Армянский народ, находясь под господством персидских царей, вел борьбу за свою независимость. В IV—II вв. до н. э. об­разовался ряд независимых государств, которые до II—I вв. до н. э. объединились в одно Армянское царство. В 189 г. до н. э. вы­делилось государство Великая Армения, которое просущество­вало более шести веков.

Великая Армения была крупным рабовладельческим госу­дарством. Во главе государства стоял царь, который называл себя «царем царей». Его власть передавалась по наследству. Царь обладал законодательной, административной и судебной влас­тью. Царский двор являлся центром управления страной.

Царь опирался на жречество и рабовладельческую знать. Верховный жрец Армении был высшим должностным лицом в государстве и первым помощником царя. Отдельными областя­ми Армении управляли наместники, власть которых тоже была наследственной. По мере развития феодальных отношений уве­личивалась самостоятельность наместников.

В экономической жизни Армении основную роль играли крупные землевладения, основанные на рабском труде. Труд рабов широко применялся в обработке руд, строительного камня, в сооружении городов, крепостей, ирригационных сис­тем, прокладке дорог. Через Армению проходили важные тор­говые пути из Индии и Китая. Армянские купцы вели торговлю с городами Малой Азии, и Египтом.

Рабовладельческие государства Древней Грузии(VII—IV вв. до н. э.). В результате разложения первобытнообщинного строя в Грузии в первой половине I тысячелетия до н. э. образовались крупные союзы грузинских племен: Диаохи (Юго-Западная Гру­зия) и Кулха (Юго-Восточное Причерноморье). С дальнейшим развитием производительных сил и появлением класса рабовла­дельцев и класса рабов эти союзы развивались в рабовладельчес­кие государства; но на их территории в отдельных районах про­должали сохраняться первобытнообщинные отношения.

Первые государственные объединения Грузии пали. Диаохи в середине VIII в. до н. э. сломила непрерывная борьба с рабо­владельческим государством Урарту, а Кулха в конце VIII в. до н. э. разграбили киммерийцы, вторгшиеся с севера.

После падения Кулха на его территории в VII—VI вв. до н. э. образовалось Колхидское царство— Западная Грузия. Колхид­ское царство не стало в полном смысле рабовладельческим го­сударством. Рабство имело патриархальный характер, здесь еще были сильны первобытнообщинные отношения. Это объясня­ется тем, что в Колхиде в VI—IV вв. до н. э. ведущей отраслью хозяйства было земледелие, не требовавшее сложных иррига­ционных сооружений; орудия, обработки земли изготовлялись из железа, что способствовало повышению производительнос­ти труда в сельском хозяйстве. Крестьяне-общинники были ос­новными производителями материальных благ. Кроме того, в Колхиде была хорошо развита внутренняя и внешняя торгов­ля, особенно с греками. В развитии торговли Колхиды важную роль играли греческие колонии, возникшие в VII в. до н. э. на Черноморском побережье Грузии.

Во главе Колхидского царства стояли цари; важные государ­ственные должности занимали представители знати.

В восточной части Грузии в Картлив VI—IV вв. до н. э. в ре­зультате роста производительных сил углубилось деление об­щества на классы, создавалось государство.

С падением персидского ига в IV в. до н. э. грузинские племе­на Картли стали объединяться вокруг политического центра Мцхети, а впоследствии Тбилиси.

Картли (Иберия) в III в. до н. э. объединяла Кахетию, Самц-хе, Кларджетию и другие области. В I в. до н. э. Иберийское цар­ство было покорено римлянами, но впоследствии добилось са­мостоятельности.

Общественно-политический строй Картлийского (Иберий­ского) царства был рабовладельческим. Основной производи­тельной силой общества являлись рабы, которых использовали на самых тяжелых работах. Источником рабства, как и в других рабовладельческих государствах, были войны, а также экономи­ческое закабаление свободных общинников и ремесленников.

Во главе Картли стоял царь — великий царь иберов. Власть царя формально была неограниченной, но фактически он пра­вил вместе с царским советом, состоявшим из крупных рабо­владельцев и верхушки священнослужителей. Власть царя была наследственной. Высшие государственные должности занима­ли, как правило, представители царского рода.

Государства Азербайджана(IX в. до н. э. — III в. н. э.). В восточ­ной части Закавказья была страна Азербайджан — «страна огня».. В начале I тысячелетия до н. э. в результате развития производи­тельных сил здесь происходило деление общества на классы и появление первых рабовладельческих мелких государств.

В северной части Азербайджана — Албании классовое обще­ство появилось позднее, и только в IV в. до н. э. образовалось Албанское государство, во главе которого стоял царь. Вторым лицом после царя был главный жрец храма богини Луны.

Территория Албании делилась на полисы, которыми прави­ли наместники. Албанское государство еще сохраняло черты военной демократии.

Основным занятием албанцев были скотоводство и земледе­лие. Крестьяне-общинники являлись главными производителя­ми материальных благ.

Албанские племена месте с армянами и грузинами вели борьбу против римских захватчиков.

§ 2. Народы Средней Азии в древности (VI—ГУ вв. до н. э.)

Разложение первобытнообщинного строя, начавшееся в на­чале I тысячелетия до н. э., ускорило непрерывное нашествие войск рабовладельческих государств Передней Азии.

В VI—IV вв. до н. э. в земледельческих плодородных районах (в бассейне Сырдарьи и Амударьи, Зеравшана и на побережье Аральского моря) сложились классовое общество и ранние ра­бовладельческие государства: Бактрия (центральная, восточная и южная части Таджикистана), Согдиана (бассейн Зеравшана) и в нижнем течении Амударьи — Хорезм. В хозяйственной жиз­ни племен земледельческих районов важную роль играла сельская община, которая не создавала условий для рабства в классической форме. Земли, обрабатывающиеся общинника­ми, принадлежали главе государства как верховному собствен­нику земли.

В огромных степных пространствах Средней.Азии и Казах­стана население занималось кочевым скотоводством. Стада, как правило, находились в собственности семей. Рабство здесь но­сило патриархальный характер.

Через Среднюю Азию пролегали важные караванные пути, шедшие из Китая и Индии и соединявшие районы Восточной и Центральной Азии с государствами Передней Азии, Греции и Римской империей.

Развитие производительных сил и экономических связей между народами Средней Азии способствовало установлению общности их культуры и политических интересов.

В VI в. до н. э. Средняя Азия была покорена персидским ца­рем и превращена в сатрапию персидского рабовладельческого государства во главе с наместником царя — сатрапом, власть которого была неограниченной. Завоеватели обложили населе­ние бесчисленными податями и повинностями.

В IV в. до н. э. Средняя Азия попала под власть греческого полководца Александра Македонского. Хорезм сохранил свою независимость.

Население Средней Азии непрерывно вело героическую борьбу против персидских и греко-римских завоевателей. В ходе этой борьбы образовались мощные государственные объединения, игравшие значительную роль в жизни народов Средней Азии/Так, например, в III в. до н. э. возникло самостоятельное Греко-Бактрийское царство, в I—III вв. н. э. — Кушанское цар­ство, в IV—V вв. н. э. — Эфталитское царство — сильная кочевая держава.

В условиях тяжелого гнета иноземцев и местных рабовла­дельцев народы Средней Азии развивали свое хозяйство и со­здали самобытную культуру.

В Средней Азии хорошо были развиты хлопководство, ви­ноградарство и шелководство, строительство оросительных ка­налов, городов, крепостей, а также ремесла. Большой популяр­ностью пользовались ферганское оружие, сосуды из серебра и золота. Хлопчатобумажные ткани вывозились даже в Рим.

Высокой художественностью и богатством красок отлича­лись хорезмская живопись и скульптура.

Особое развитие получило прикладное искусство. Различные изделия из металла и кости выполнялись в «зверином стиле». Изображались различные звери — барсы, львы, медведи, до­машние животные и птицы.

§ 3. Закавказье и Средняя Азия в период зарождения и развития феодализма

(III—XIII вв.)

Феодальные производственные отношения и соответствую­щие им феодальные государства возникли в Закавказье и Сред­ней Азии в результате разложения рабовладельческого строя.

С дальнейшим развитием производительных сил совершен­ствовались орудия труда. Появление железного плуга способ­ствовало развитию земледелия, садоводства и виноградарства. Однако рабы не были заинтересованы в улучшении орудий труда, а следовательно, и в увеличении продуктов производ­ства. Рабовладельческие отношения стали тормозить развитие производительных сил.

Поэтому земледельцы начали заменять рабов крестьянами, имеющими свое хозяйство, свои орудия производства и пото­му стремившихся произвести больше продуктов с тем, чтобы их хватило расплатиться с феодалом и удовлетворить потребно­сти своей семьи. Рабовладельческий строй подрывался борьбой рабов против непосильного гнета местных рабовладельцев и иноземных поработителей.

Переход к феодальным отношениям совершался как путем наделения рабов земельными участками, семенами и сельско­хозяйственным инвентарем, так и путем захватов общинных земель и закабалением общинников. Все это вело к тому, что основной производитель превращался в феодально зависимо­го крестьянина, вынужденного работать на феодала, отдавать ему часть своего урожая и нести в его пользу различные по­винности.

Феодальные отношения в Закавказье и Средней Азии нача­ли зарождаться в первых веках н. э. Они сложились к IV—V вв. в Закавказье и в VI—VII вв. получили широкое распространение в Средней Азии.

Сложившееся феодальное общество состояло из двух основ­ных классов: феодалов и феодально зависимого населения.

Феодально зависимое население составляли главным обра­зом крестьяне-общинники, которые с ростом феодальных зем­левладений разорялись и превращались в зависимых — крепос­тных. Одни из них, сохраняя некоторую самостоятельность, несли лишь различного рода повинности в пользу феодалов. Другие теряли не только хозяйственную самостоятельность, но и личную свободу.

Зависимые крестьяне выполняли повинности и в пользу го­сударства: строили крепости, дороги и мосты, сооружали оро­сительные каналы и т. д.

С развитием феодального способа производства в Закавказье и Средней Азии складывался феодальный тип государства в форме ранней феодальной монархии.

Для ранних феодальных государств Закавказья и Средней Азии характерна междоусобная борьба за власть между круп­ными феодалами, которая подрывала единство этих государств и иранских завоевателей. V—VII вв. полны примеров героичес­кой борьбы закавказских и среднеазиатских народов против ви­зантийского и иранского господства. В VII в. они подверглись новым завоеваниям со стороны Арабского халифата.

Народы Средней Азии и Закавказья оказывали упорное со­противление арабским завоевателям, поэтому арабы смогли ус­тановить свое господство в этих странах лишь в середине VIII в.

Нашествия арабов сопровождались страшным разрушением крепостей и городов, массовым истреблением и уводом в раб­ство мирных жителей, насильственным распространением в Средней Азии и в Южном Азербайджане ислама — самого ре­акционного орудия порабощения народов. С помощью ислама завоеватели и местная феодальная знать добивались слепого повиновения трудового народа.

Арабская знать захватила лучшие земли и обложила населе­ние тяжелыми податями. Население Закавказья и Средней Азии вело героическую борьбу против невероятно тяжелого гнета Арабского халифата. Так, например, в 816 г. вспыхнула крестьянская война в Азербайджане во главе с отважным Бабе-ком. Восстание распространилось в Армении и Грузии. Кресть­янская война продолжалась более 20 лет — до 837 г. Предатель­ское поведение феодальной аристократии способствовало по­ражению восстания. Предводитель восставших Бабек был выдан арабам и подвергнут мучительной казни. С огромным трудом арабам удалось подавить восстание. Крупное народное восста­ние было в области Сасун (Южная Армения); ее герои были воспеты в замечательном произведении армянского эпоса «Са-сунские храбрецы». В Средней Азии мощное народное движе­ние против гнета арабских халифов развернулось в 776—784 гг. во главе с Хашимом ибн-Хакимом по прозвищу Муканна; это движение получило название «люди в белых рубашках», т. е. простые люди.

Борьба народных масс Закавказья и Средней Азии против • Арабского халифата, несмотря на то что она жестоко подавля­лась, подрывала власть халифов и способствовала распаду их державы.

В этой обстановке халифы вынуждены были поручать управ­ление отдельными своими владениями представителям видных княжеских родов. В результате распада Арабского халифата обо­собились государства: в Грузии — Тао-Кларджетское, Абхаз­ское, Кахетинское, в Армении — Ширакское, в Азербайджа­не — Ширван, а в Средней Азии — государства Саманидов, Караханидов и Хорезмшахов.

Освобождение народов Закавказья и Средней Азии от гнета арабских халифов способствовало развитию производительных сил и культуры этих народов. В земледелии широко внедрялись новые сельскохозяйственные культуры: хлопок, рис и др. Раз­вивались ремесло и торговля.

В XI в. Закавказье и Средняя Азия стали объектом нашествия турок-сельджуков. Во время войны с новыми иноземными завоевателями ускорился процесс объединения отдельных фео­дальных владений, которые вели междоусобную борьбу. Осо­бенно заметно этот процесс был выражен в Грузии (Закавка­зье) и Хорезме (Средняя Азия).

Процесс объединения грузинских земель возглавила динас­тия Багратидов. Наивысшего развития Грузия достигла в цар­ствование Давида Строителя (1089—1125 гг.), Георгия III (1156—1184 гг.) и особенно Тамары (1184—1207 гг.).

Давид Строитель укрепил свою власть, централизовал госу­дарственный аппарат, создал постоянное войско, с помощью которого вел успешную борьбу как с внешними врагами, так и против крупных феодалов, выступавших против укрепления царской власти. Были расширены границы государства.

Он отвоевал у турок-сельджуков Тбилиси и сделал его сто­лицей Грузии. После Давида Строителя при Георгии III велась борьба с крупными феодалами за укрепление централизован­ной власти, закончившаяся при царице Тамаре компромиссом: цари должны были управлять страной вместе с Государствен­ным советом, состоявшим из крупных феодалов. При Тамаре границы Грузии были раздвинуты на севере до Северного Кав-• каза и на юге до персидского Азербайджана.

В Азербайджане сравнительной самостоятельностью пользо­вался Ширван со столицей Шемаха. Ширван в своей борьбе с иноземными захватчиками искал поддержку у Грузии; во вто­рой четверти XIII в. он стал вассалом Грузии.

В Средней Азии государство Хорезмшахов сложилось во вто­рой половине XII в., а уже в XIII в. его владения включали по­чти всю территорию Средней Азии, а также значительную часть Афганистана и Ирана. В Хорезме была создана огромная сеть оросительных каналов, оживилось ремесленное дело, уста­новились торговые связи с русскими землями, Китаем и Ира­ном.

Государство Хорезмшахов было внутренне непрочным. Мес­тные правители формально подчинились Хорезмшахам, а на деле пользовались большой самостоятельностью.

Политический строй государств Закавказья и Средней Азии в период зарождения и развития феодальных отношений пред­ставлял собой раннюю феодальную монархию. Глава государства управлял страной, опираясь на феодальную аристократию (со­вет феодалов). Все государственные должности центрального и местного аппарата управления занимали феодалы. Во время гос­подства иноземцев отдельными областями Закавказья и Сред­ней Азии управляли ставленники (наместники) завоевателей.

Несмотря на тяжелые условия жизни и непосильный гнет иноземных завоевателей и местных феодалов, народы Закавка­зья и Средней Азии развивали сельское хозяйство, ремесло и свою самобытную культуру.

В конце XII — начале XIII в. в Грузии жил великий поэт Шота Руставели, создавший замечательное произведение «Ви­тязь в тигровой шкуре». В этой поэме Шота Руставели призывал к единению грузинских земель, воспевал любовь и преданность Отечеству, прославлял подвиги защитников Родины. К этому же времени относится творчество замечательного азербайджанского поэта Низами. В своих поэмах он воспевал подвиг героев своей страны. В Средней Азии жили великий ученый, врач и поэт Ибн Сина (Авиценна), создавший известные труды по медицине, географ и астроном Бируни, высказавший мысль о вращении Земли вокруг Солнца. Поэты и ученые Закавказья и Средней Азии внесли большой вклад в сокровищницу мировой культуры.

В XI—XIII вв. феодальные государства были сравнительно экономически и культурно развитыми. Но для них были харак­терны феодальная раздробленность, разобщенность феодаль­ных владений, междоусобицы. Все это ослабляло их сопротив­ление иноземным завоевателям.

§ 4. Народы Закавказья и Средней Азии в XV—XVIII вв.

Общественно-политический строй Закавказья и Средней Азии в период XVI—XVIII вв. характеризуется дальнейшим раз­витием феодальных отношений, усилением экономической и политической разобщенности, ослаблением сопротивляемости иноземным захватчикам, ростом экономических связей с Рос­сией. Государства Закавказья и Средней Азии в этот период стали объектом непрерывных и разорительных набегов иран­ских шахов и турецких султанов. Народы этих государств оказа­лись перед угрозой полного разорения и потери национальной самостоятельности[260].

Армения.В XV в. Иран захватил восточную, а Турция запад­ную часть Армении. Постоянные войны между Ираном и Тур­цией за армянские земли опустошали страну, истребляли ар­мянский народ.

Попытка армянской знати добиться освобождения от ино­земного ига с помощью западноевропейских государств оказа­лась неудачной. Поэтому в XVIII в. армянский народ вел осво­бодительную борьбу, опираясь на помощь России.

Центром освободительного движения стал Карабах. Один из князей Ори обратился к России с просьбой принять покрови­тельство над Арменией. Еще во время персидского похода Пет­ра I армяне подняли восстание против Ирана и добились объявления Карабаха независимым (1724—1728 гг.). Но вскоре турки захватили Армению и независимость Карабаха была лик­видирована.

Вторая попытка России оказать помощь Армении была предпринята при Екатерине II. По просьбе армянских князей на помощь им было послано войско под командованием По­темкина. Однако вскоре оно было отозвано ввиду осложнений внутреннего и внешнего характера, а Армения была вновь раз­граблена иранскими захватчиками.

Грузияв XVI в. распалась на Картлийское, Кахетинское цар­ства и княжество Самцхе-Саатабаго. Пользуясь раздробленнос­тью, в начале XVI в. Иран захватил восточную, а Турция юж­ную часть Грузии. Завоеватели совершенно разрушили страну. Торговля пришла в упадок. Население уменьшилось более чем вдвое. Завоеватели распространяли мусульманство и попирали грузинскую культуру.

В это время развивались экономические и культурные, а за­тем и политические связи Грузии с Россией. В 1587 г. кахетинс­кий царь Александр II (1574—1605 гг.) признал сюзеренитет Русского государства. В 1639 г. Кахетия при царе Теймуразе I (1606—1648 гг.) присягнула на верность Москве. В 1650 г. царь Имеретин Александр III принял московское подданство. В то время Русское государство еще не могло оказать существенную помощь Грузии в ее борьбе против турок и персов. Дальнейшее укрепление политических связей Грузии с Россией произошло при Петре I. Грузинский царь Вахтанг VI заключил с Петром I военный союз, но реальной помощи Грузии Петр I не смог оказать.

Хотя иноземное иго тормозило развитие производительных сил Грузии, тем не менее развивались ремесла, ширилась внутренняя и внешняя торговля, крепились и связи с Россией. При Екатерине II грузинские цари Ираклий II (Картлия и Ка-хетия) и Соломон I (Имеретия) участвовали в русско-турец­кой войне (1768—1774 гг.) на стороне России. В результате по Кючук-Кайнарджинекому мирному договору владения этих ца­рей признавались турками самостоятельными. Однако турки и персы надеялись снова завладеть Грузией. Понимая, что соб­ственными силами невозможно защитить страну от турок и персов, Ираклий II в 1783 г. заключил договор с Россией, по которому он отказывался от самостоятельной внешней полити­ки в пользу Русского государства. Несмотря на это, иранский шах Ага-Мухамед вторгся в Грузию, разрушил Тбилиси и опу­стошил большую часть страны.

В этой обстановке Георгий XII (преемник Ираклия II) вы­нужден был обратиться к императору Павлу с просьбой о при­нятии Грузии в русское подданство. Другого выхода для Грузии не было. Она могла быть завоевана экономически более отста­лыми странами — Турцией или Персией.

В 1801 г. Павел издал манифест о присоединении восточной части Грузии к Российской империи.

Азербайджан.В XVI в. Азербайджан находился под властью Ирана и управлялся наместниками из принцев шахского двора. В 1578 г. турки-османы захватили большую часть Азербайджана и ввели турецкое управление. В XVII и XVIII вв. Азербайджан и Дагестанское побережье попеременно подвергались нападению Ирана и Турции. Попытки России закрепить за собой Каспий­ское побережье не были доведены до конца.

Дагестан в XVI—XVIII вв.Дагестан, так же как и Азербайд­жан, был объектом нападения иранских шахов. В XVIII в. уси­лилось влияние России на Дагестан; это способствовало высво­бождению дагестанских народов из-под господства Ирана и Турции.

Дагестанские народы упорно боролись против иранских и турецких завоевателей. Ирано-турецкие набеги особо жестоки­ми стали в XVIII в., когда горские народы предпочли войти в состав России, нежели быть под игом персидского шаха Нади­ра (1736-1747 гг.).

После того как Россия передала Каспийское побережье Ирану по Решетскому (1732 г.) и Ганджинскому (1735 г.) до­говорам и отозвала свои войска, шах Надир предпринял ряд грабительских походов на Дагестан. Он уводил в неволю тыся­чи горцев. Горцы покидали свои жилища и уходили в горы, а оттуда совершали набеги на шахские отряды.

Озлобленный военными неудачами Надир-шах уничтожил первые попавшиеся ему на пути 14 аулов, истребил детей, . женщин, стариков и соорудил кровавый холм из черепов. Но и эти зверства не остановили горцев. Отступая, они завлекли кровавого шаха в глубь гор и близ аула Чах разбили его войско; уцелел лишь маленький отряд.

В своей освободительной борьбе против иранских и турец­ких грабителей народы Дагестана, как и другие народы Кавка­за, искали моральную и материальную поддержку у могуще­ственного северного соседа — России.

Во второй половине XVIII в. началось движение этих наро­дов за присоединение к России. В 1784 г. шамхал Муртаза-Алиобратился к Екатерине II с просьбой о принятии его со всеми подвластными ему народами в русское подданство. По примеру Муртазы-Али пожелали вступить в русское подданство и дру­гие правители Дагестана в надежде, что царизм поможет им держать в повиновении зависимых крестьян. Первым был при­нят в русское подданство аварский хан Омар.

Движение народов Закавказья и горских племен за присое­динение к России имело большое прогрессивное значение в развитии этих народов.

Симпатии кавказских народов к России объясняются тем, что Россия имела более высокий уровень хозяйственного и культурного развития, чем Иран и Турция. Хотя царизм прово­дил колониальную политику, Россия объективно выполняла роль освободительницы кавказских народов от отсталых турец­ких и иранских завоевателей.

Добровольное присоединение к России грузинских и дагес­танских народов избавляло их от порабощения и потери нацио­нальной самостоятельности, создавало благоприятные условия для хозяйственного и культурного развития под влиянием бо­лее высокой экономики и передовой культуры русского народа. Так закладывались основы братской дружбы в их совместной борьбе с русским народом против внешних врагов за национальную самостоятельность и против общего внутреннего вра­га— царского самодержавия, помещиков и буржуазии, за на­циональное и социальное освобождение.

Общественно-политический строй народов Закавказья в XVI— XVIII вв.представлял собой развитый феодализм и соответ­ствующую ему раннефеодальную монархию. Общество состояло из двух основных классов — феодалов и феодально зависимого населения. В связи с развитием ремесла выделилась купеческая и ремесленная верхушка. Для Закавказья этого периода характерна феодальная раздробленность. В горных районах оставались значительные пережитки родоплеменных отношений.

Наиболее развитым государством в Закавказье была Грузия. Здесь более полно сформировались феодальные отношения и соответствующая им политическая надстройка — децентрали­зованная ранняя феодальная монархия, слагавшаяся из почти самостоятельных феодальных владений, подчинение которых центральной власти было номинальным.

Во главе государства стоял царь. На местах крупными фео­дальными владениями правили князья.

Царь издавал законы, управлял страной совместно с круп­ными феодалами, осуществляя верховный суд.

Власть царя формально была неограниченной. Но все важ­нейшие вопросы предварительно обсуждались на Государ­ственном совете, состоявшем из царевичей, церковного сове­та, представителей светской знати и высших сановников. Госу­дарственный совет осуществлял функции высшего судебного органа.

В это время в Грузии сложилось развитое феодальное право. Основным источником права Грузии был сборник законов, со­ставленный Вахтангом VI (1705—1708 гг.). Судебник Вахтанга VI закрепил за феодалами их права и привилегии и всемерно охра­нял их интересы. Судебник полностью закрепощал крестьян. Фе­одалы получили право разыскивать своих беглых крестьян в те­чение 30 лет; устанавливалось правило, если проданный за гра­ницу крепостной убежит и возвратится на родину, то он признавался свободным.

Судебник, защищая интересы феодалов, предписывал судь­ям при назначении наказания исходить из социального поло­жения потерпевшего. «Когда высший делает нападение на низ­шего, то сей должен стерпеть, ибо царь и судья заставят отдать все отнятое, а он сам собою не должен сопротивляться; в про­тивном же случае, если он убьет его, то за неуважение к выс­шему подвергается взысканию за кровь», т. е. денежному взыс­канию, размер которого определялся в зависимости от знатно­сти. Так, если за убийство первейшего князя и архиепископа взыскивалось 15260 руб., то за убийство крестьянина только 120 руб., т. е. в 127 раз меньше.

Особенности общественно-политического строя Дагестанаоп­ределялись крайней пестротой укладов на сравнительно не­большой территории; эта пестрота была вызвана отчасти при­родными условиями, тормозившими развитие экономических связей с основными торговыми, экономическими центрами Дагестана и соседних государств.

Народы, жившие в центральной части Дагестана, находи­лись на самом низком уровне общественно-экономического развития. Каждый народ объединял несколько общин — аулов, где были сильны родовые организации.

В местностях на побережье Каспийского моря возникали со­юзы общин. Здесь шел процесс разложения родового строя, выделение племенной знати и захват пастбищ и пахотных учас­тков; постепенно.складывались феодальные отношения и клас­сы феодального общества. На побережье Каспийского моря, особенно в шамхальстве Тарковском, была достигнута наибо­лее высокая ступень феодализации общества. Шамхалу принад­лежали лучшие земли. Феодальная эксплуатация была более жесткой, чем в других феодальных владениях, здесь применя­лась отработочная рента.

Дагестан до конца своего самостоятельного существования не превратился в единое феодальное государство; он состоял из ханств. Самыми крупными из них были шамхальство Тар-ковское, Аварское и Кази-Кумухское ханства. Во главе фео­дального государства стоял хан, который управлял страной с помощью несложного государственного аппарата. Непосред­ственными помощниками хана были визири.

Пестрота общественного и государственного устройства сказывалась и на особенностях права Дагестана. Основными нормами, регулировавшими имущественные и семейные отно­шения, отношения между людьми, быт, а также определявши­ми меры наказания за нарушения установленного правопорядка, было обычное право — адат. Нормы обычного права носили следы первобытнообщинных отношений.

Общественно-политический строй Средней Азии и Казахстана в XVI—XVIII вв.После распада империи Тимура и его преем­ников среднеазиатские государства получили возможность са­мостоятельного развития. Наиболее крупными из этих госу­дарств были Бухарское и Хивинское ханства. Во второй поло­вине XVI в. Бухарское ханство усилилось и расширило свои владения на юг и на восток, были установлены торговые и дипломатические отношения с Россией. Развитие феодальных отношений способствовало усилению в XVI—XVIII вв. фео­дальной раздробленности. Феодальные распри привели к ос­лаблению Бухары. Развернулась борьба между Бухарским и Хи­винским ханствами.

В XVII в. на Бухару стали наступать с севера казахи, с восто­ка — киргизы, с юга — персы. В 1740 г. Хива и Бухара подпали под власть иранского шаха Надира. После упорной борьбы с Ираном Бухара и Хива снова стали независимыми. Во второй половине XVIII в. выделилось самостоятельное Кокандское ханство.

Казахстан.В XVI в. Казахское ханство, возникшее еще во второй половине XV в., в борьбе с узбекским ханством при ха­нах Касыме (1511 — 1523 гг.) и Хакназаре (1538—1580 гг.) ок­репло, стало самостоятельным и расширило свои владения на запад и северо-восток.

С развитием феодальных отношений усилилась борьба меж­ду крупными феодальными владельцами пастбищных просто­ров. Казахское ханство распалось на Старшую, Среднюю и Младшую орды (жузы). Воспользовавшись феодальной раздроб­ленностью, в XVII в. западные монголы-джунгары стали напа­дать на Казахстан и разорили Семиречье.

В обстановке внешней опасности возникла насущная по­требность в объединении усилий казахских племен для борьбы с иноземными захватчиками. Эту задачу выполнил хан Тауке (1680—1718 гг.). Он не только освободил Казахстан от джунгар, но и присоединил освобожденные земли к своим владениям. Объединение жузов в единое Казахское государство было обус­ловлено и внутренней политикой хана в отношении различных группировок феодалов. Это объединение не имело прочной экономической основы, и после смерти хана Тауке Казахское государство стало распадаться. Джунгары снова усилили свои разорительные набеги.

Начавшиеся при хане Тауке экономические и политические связи с Россией усилились в обстановке новых набегов джун-гар.

Хан Абдулхайяр, ведя борьбу с джунгарами, вынужден был в 1726 г. просить о русском подданстве. В 1731 г. представитель правительства Анны Иоанновны Тевкелев принял в русское подданство Младший, а затем Средний жузы. В XVIII в. Млад­ший, Средний и Старший жузы полностью были присоедине­ны к России.

Присоединение Казахстана к России создавало условия для положительного влияния более развитой экономики и передо­вой культуры русского народа на развитие экономики и культу­ры Казахстана. Оно избавило казахский народ от порабощения варварскими государствами Востока. Это историческое событие закладывало основы братской дружбы народов Казахстана и России.

Для общественно-политического строя КазахстанаXVI— XVIII вв. характерно формирование патриархально-феодальных отношений и складывание феодального государства.

Общество состояло из двух основных классов — феодалов, которые владели землей, пастбищами и скотом, и крестьян-скотоводов, зависимых от феодалов.

Феодалы пользовались многочисленными привилегиями и неограниченным правом эксплуатации простого народа.

Крестьяне-скотоводы были привязаны к своим родоплеменным общинам, что означало прикрепление к феодалу. Крестья­не-скотоводы несли повинности в пользу феодалов: пасли скот, рыли колодцы, устраивали водопои, зимовки и т. д. Ско­товоды ежегодно отдавали хану 1/20 часть своего стада, а зем­ледельцы — 1/10 часть урожая со своего поля. Кроме того, они вынуждены были делать всевозможные подарки хану.

Наиболее бесправными были рабы. Их труд применялся преимущественно в домашнем хозяйстве феодалов.

Политический строй Казахстана представлял собой раннюю феодальную монархию, особенности которой определялись ус­ловиями кочевого хозяйства. В Казахстанском государстве еще сохранилась родовая организация населения. Всего было

26 крупных родовых племенных объединений. Род распадался на множество поколений. Низшей единицей был аул, который объединял несколько семейств, совместно кочующих в составе своего рода и поколения. Государство Казахстана, помимо классических внутренней и внешней функции, имело специ­фическую функцию распределения пастбищ и организации ко­чевого скотоводческого хозяйства.

Во главе государства стоял хан, выбранный из представите­лей ханского рода на съезде феодальной знати. Хан обладал правом высшего распоряжения кочевьями, возглавлял воору­женные силы и осуществлял верховную судебную власть.

Для решения наиболее важных государственных вопросов (о распределении кочевий и зимовок, о войне и мире) хан со­зывал съезды феодальной знати. Остальные военные, судебные и другие дела рассматривались на совете биев (Старейшин), со­стоявшем из представителей наиболее значительных родов.

Во главе родовых коллективов стояли султаны — прямые вассалы хана. Свои владения они получали непосредственно от ханов. Старшинами родов и аулов были бии; их избирали акса­калы. Бии рода избирались биями аула. Бии, предводители рода или аула, обладали большой властью: распоряжались кочевья­ми, судили родичей и собирали от них различные поборы.

При хане Тауке была проведена систематизация казахского обычного права. Жеты Жаргы (новый обычай) стал сборником только тех пословиц и изречений, которые служили интересам феодалов. Утверждение их авторитетом хана и наиболее знат­ных биев делало эти законы обязательными для всего населе­ния Казахстана. С развитием феодальных отношений наряду с адатом стал применяться и шариат — система мусульманского права.

Согласно обычному праву пастбища считались общей соб­ственностью, но фактически они принадлежали ханам, султа­нам и биям. Частная собственность на средства потребления, скот и другие вещи ограничивалась обычаем. Сын у отца и племянник у дяди могли брать трижды без разрешения вещь и об­ращать ее в собственность.

Резкое неравенство феодалов и простых людей, а также бес­правное и угнетенное положение женщины ярко выражены в брачном и наследственном праве. Брак стал имущественной сделкой родителей жениха и невесты. Жена была бесправной и рассматривалась как рабочая сила. За невесту жених должен был внести ее родителям большой выкуп (калым). Богатые же­нили своих сыновей в 12—15 лет, чтобы поскорее взять в дом работницу. Бедные могли женить своих сыновей лишь в 30— 40 лет, так как вносили калым по частям в течение времени.

Богатые имели право и возможность иметь до 4 жен, а круп­ные феодалы и больше. Это была своеобразная форма покупки навечно рабочей силы для семьи и хозяйства феодала. При этом только первая жена (старшая) происходила из богатого рода, а остальные, как правило, из простых семей.

Дочь не пользовалась правом наследования. Наследство де­лили между сыновьями поровну, предварительно выделив долю на калым для неженатого сына, а если была еще и неза­мужняя дочь, то калым, полученный при выдаче ее замуж, пе­редавался неженатому сыну.

Обычное право Казахстана охраняло феодалов от посяга­тельства на их личность и имущество. Судьи назначали наказа­ния в зависимости от социального положения потерпевшего: за убийство представителя феодальной знати полагался выкуп в 7000 баранов, тогда как за убийство крестьянина-скотово­да— 1000 баранов, а за раба — стоимость охотничьего ружья или беркута.

[1] Ключевский В. О. Соч. В 9 т. М, 1990. Т. 9. С. 417.

[2] См.: Игрицкий Ю. И. Современная буржуазная историография проблемы «Россия—Запад» // Вопросы истории. 1984. № 1. С. 35—38; Критика новейшей буржуазной историографии. Л., 1976. С. 83.

[3] Тут, впрочем, может или даже должен возникнуть вопрос: поче­му территории Азии, Африки и Америки, расположенные южнее стран Запада (включая США), в тропической зоне, явно и по многим параметрам «отставали» от западной цивилизации? Наиболее краткий ответ на такой вопрос сводится к следующему: если в арктической (или хотя бы близкой к ней) географической зоне огромные усилия требовались для элементарного выживания людей и их деятельность по сути дела исчерпывалась этими усилиями, то в тропической зоне, где, в частности, земля плодоносит круглый год и не нужны требую­щие больших затрат труда защищающие от зимнего холода жилища и одежда, выживание давалось как бы «даром» и не было настоятель­ных стимулов для развития материальной цивилизации; страны Запа­да, расположенные в основном между 50-й и 40-й параллелями, представляли собой с этой точки зрения своего рода «золотую сере­дину» между Севером и Югом.

[4] В современной отечественной науке, как юридической, так и ис­торической, и тот и другой подходы воспринимаются достаточно критично. См.: Галкина Е. С., Калиненко А. Г. «Азиопа»: Россия и тео­рия цивилизаций // Сборник русского исторического общества. 2000. Т. 3 (151). С. 312—319; Проблемы теории государства и права. М., 1998. С. 78-95.

[5] См.: История России: Россия в мировой цивилизации. М., 1998. С. 25-26.

[6] См.: Венгеров А. Б. Теория государства и права. М., 1998.

[7] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 162-163.

[8] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 164, 168-169.

[9] Цит. по: Софроненко К. А. Вопросы государства и права в трудах М. В. Ломоносова. М., 1971. С. 37.

[10] См.: Ключевский В. О. Собр. соч. М., 1987. В 9 т. Т. 2. С. 257.

[11] Греков Б. Д. Киевская Русь. М., 1953. С. 97-98.

[12] Как дорого ценился бобр в Киевской Руси, видно из того, что за бобра, убитого в чужом владении, взимался штраф в 12 гривен, что Равнялось стоимости шести лошадей (Русская Правда).

[13] Памятники русского права. Вып. 2. М., 1960. С. 34.

[14] См.: Postan M. The Cambridge Economic History of Europe. Cam­bridge, 1971. P. 533.

[15] См.: Агеева Р. А. Страны и народы: происхождение названий. М., 1990. С. 17-116.

[16] Гумилев Л. Н. От Руси до России. М., 2000. С. 28—30.

[17] См.: Рыбаков Б. А. Начальные века русской истории // Христиан­ство и Русь. М, 1988. С. 5-30.

[18] См.: Ключевский В. О. Указ. соч. Т. 7. С. 138.

[19] См.: Древняя Русь в свете зарубежных источников / Под ред. Е. А. Мельниковой. М., 2000. С. 5—7.

[20] Там же. С. 25-30.

[21] В средневековых немецких диалектах исконный германский s произносится шепеляво, примерно как русский ш или, в положении между гласными, как ж. Поэтому он не подходил для передачи сла­вянского 5 в заимствованиях из славянских языков. Для этой цели обычно использовалась буква z (обозначавшая звуки вроде русских с или, в других позициях, ц). Именно эти трудности при передаче сла­вянского s и отражаются в орфографической пестроте вариантов име­ни Русь: Rusci/Ruci, Russi/Ruzi/Ruzzi.

[22] Весь арсенал немецких диалектов в языковом отношении делил­ся на две большие зоны — нижненемецкую (север Германии) и верх­ненемецкую, южную. В истории последней выделяются в самых общих чертах три периода: древневерхненемецкий (до второй половины или конца XI в.), средпеверхненемецкий (со второй половины или конца XI в. примерно до конца XV в.) и нововерхненемецкий.

[23] В Лавровом списке (с. 9) летописец Иоаким говорит, что Рюрик был сын Улемы, средней дочери Гостомысла, знаменитого посадни­ка новгородского.

[24] Нестор говорит об Олеге: «И приде к Смоленску к кривичи и прия град и посади муж свой. От туда поиде вниз и взя Любец и по­сади муж свой» (Лавровый список. С. 10). А сколько дружинников нужно было Олегу для походов на древлян, тиверцев, дулебов, гре­ков и проч.

[25] На отсутствие у дружинников прочной поземельной собственно­сти указывает обширная торговля невольниками, которую русы тогда производили и с Византией, и с Камской Болгарией, и с хазарами, как это засвидетельствовано византийцами, арабами и нашим лето­писцем, и в особенности договором Олега с греками (Лавровый спи­сок. С. 15). Если бы дружинники в это время имели на Руси прочную поземельную собственность, то им выгоднее было бы оставлять плен­ников или невольников у себя для заселения земель, а не водить на продажу по дальним странам; ибо о самих князьях нам известно, что они заселяли вновь построенные города пленниками.

[26] Такие отношения дружинники имели только с теми общинами, которые вполне признавали власть князя и составляли Русь, т. е. кри­вичами, полянами, северянами, у древлян же, радимичей, тиверцев и других дружинники только временно силою собирали дань на себя и на князя. Здесь у них было одно только право — сильного; сюда они приходили обогащаться добычей, которую нередко должны были приобретать силой.

[27] Когда Ольга уговаривала сына принять христианство, ом отвечал ей: «Како аз хочю ин закон прияти един? А дружина сему смеятися начнут» (Лавровый список. С. 33).

[28] «И победи радимиче Волчий Хвост...» (Лавровый список. С. 45).

[29] «Да приходят Русь, хлебное емлют, елико хотят, и иж придут гостье, да емлют месячину, на 6 месяц, и хлеб, и вино, и мяса, и рыбы, и овощем, и да творят им мовь, елико хотят; и пойдут же Русь домови, да емлют у царя вашего на путь брашно, и якоря, и ужа, и пре, и елико надобе» (Лавровый список. С. 15).

[30] «Бе до Рогволод пришел из заморья, имяше власть свою в Полотск, а Тур в Турове, от пего же и туровцы прозвались... Володимир же собра вой мнози, варяги и словени, чудьи кривичи и поидс па Рогволода» (Лавровый список. С. 41).

[31] Славянские города, равно как и княжеские крепости, огоражи­вались большей частью деревянными стенами («города рубленные»), а иногда укреплялись земляными валами и рвами (назывались граб­ли). Так, при описании поражения Олега сказано: «...побегшу же Олгу с вой своим в град, рекомый Вручий, бяше же чрез граблю мост к вратам градным».

[32] Посады и крепости разделялись на улицы. Так, в Новгороде на торговой стороне, т. е. собственно в славянском городе, были улицы: Славная, Славкова, Коржевская, Рогатица и др. В княжеском городе, или на Софийской стороне, Чудинцова, Добрынина, Редятина и др., преимущественно называвшиеся по прозвищам знаменитых княжес­ких дружинников. В Киеве встречаются улицы: Хозарская, Посыпча. Кроме улиц в Новгороде и Киеве были торговые площади или торговища, именно в той части города, которая принадлежала земцам.

[33] См.: Город Болгар: очерки истории и культуры. М., 1987. С. 1—6.

[34] О том, что Ольга в крещении приняла христианское имя Елена, известно и из древних источников. Так как Владимир Святой уподоб­ляется в них императору Константину Великому (324—337), сделав­шему христианство официальной религией Римской империи, то в имени бабки Владимировой — Елена — они видят перекличку с име­нем матери Константина, крестившейся прежде сына, как Ольга — прежде своего внука Владимира. В действительности же Ольга была наречена, вероятнее всего, в честь Елены Лакапины, супруги цар­ствовавшего тогда имп

Share
Tags :
06.04.2017