Мобильные

Центристы

Правый фланг политического сектора

Позиции политических партий России

Февральская революция буквально на глазах привела к заметной перегруппировке политических сил. Крайне правые — черносотенно-монархические объединения

(Союз русского народа, Союз Михаила Архангела и др.) — были сметены революцией, их активисты на время ушли в тень, затаились. Острый кризис переживали праволиберальные партии октябристов и прогрессистов, тесно связанные с прежним режимом.

Крупнейшая буржуазно-центристская партия конституционных демократов (кадетов, до 70 тыс. человек) превратилась из оппозиционной в правящую: ее лидеры заняли во Временном правительстве ключевые позиции и стали определять его политику. Прошедший в марте VII съезд кадетской партии отказался от требований конституционной монархии и провозгласил, что «Россия должна быть демократической и парламентарной республикой». На съезде подчеркивалось, что важнейшими задачами партии являются обеспечение единовластия Временного правительства и создание условий для продолжения войны «до полной и окончательной победы над врагом». В национальной политике кадеты выступали за единство и неделимость России; в области аграрных отношений — за принудительный выкуп части помещичьих земель государством. Фактически кадеты заняли освободившееся место на правом политическом фланге.

После февраля резко возросли численность и влияние умеренных социалистических

партий — эсеров и меньшевиков. Они преобладали в Советах, возникших вслед за Петроградом и Москвой во многих других городах России (к апрелю 1917 г. их было уже около 600), в профсоюзах и других массовых общественных организациях. Партия эсеров насчитывала тогда 800 тыс., партия меньшевиков — 200 тыс. человек. Летом вновь возникла после своего распада в годы реакции, немногочисленная партия народных социалистов — энэсов. Ее лидеры традиционно занимали прока детские позиции, а теперь они оказались в одном лагере с эсерами и меньшевиками, еще в февральские дни переместившимися с левого фланга в сторону политического центра.

Все умеренные социалисты были едины в оценке произошедших событий. «Это есть буржуазная революция в полном, классическом смысле данного понятия», — разъясняли они со страниц своих газет. Государственная власть, вырванная из рук бюрократии и части дворянства, перешла к буржуазии. Из уст в уста передавалась на митингах крылатая фраза Г.В.Плеханова: «Русская история еще не смолола муки, из которой будет испечен пирог социализма». Любое забегание вперед, по авторитетному мнению патриарха российского марксизма, было бы непростительной ошибкой, насильственным вмешательством в естественный ход исторического развития страны и закончилось бы катастрофой.

Умеренные социалисты поспешили заявить о поддержке Временного правительства. Была выражена и готовность к сотрудничеству с буржуазными партиями. В стремлении избежать конфликтов с ними эсеры и меньшевики отложили выполнение своих программных требований кардинальных реформ в области национально-государственного строительства России, аграрных отношений (включая ликвидацию помещичьего землевладения), рабочего законодательства до созыва Учредительного собрания. Во внешней политике социалисты отстаивали принцип «революционного оборончества», т.е. продолжение войны с германским блоком в целях защиты революции и демократических свобод.

Наиболее последовательно леворадикальные, по сути бунтарские, взгляды исповедовали

Share
Tags :
06.04.2017