путешествия и туризм

Восшествие на престол Михаила Романова.

Земский собор Вянваре 1613 г. в столице собрался Земский собор,
1613г. который должен был избрать российского царя и тем

положить основу для восстановления органов центральной власти, объе­динения страны, прекращения гражданской войны и изгнания иностран­ных захватчиков. До освобождения Москвы Пожарский и Минин вели переговоры с Швецией о приглашении на русский престол шведского принца. Возможно, таким способом руководители Второго ополчения хо­тели вернуть захваченные шведами северные русские земли и получить помощь в борьбе с поляками. Но «царь» Владислав и отец его Сигизмунд своей антирусской политикой скомпрометировали саму идею приглаше­ния иностранного «нейтрального» королевича. Участники Земского собо­ра отвели кандидатуры иностранных принцев, как и кандидатуру «цареви­ча Ивана», сына Лжедмитрия IIи Марины Мнишек.

В цари предлагались В.В.Голицын, находящийся тогда в польском пле­ну, сын Филарета Романова, двоюродный племянник царя Федора Иоан-новича — Михаил, Дмитрий Трубецкой и даже Дмитрий Пожарский. На­иболее приемлемой кандидатурой оказался Михаил Романов.

Руси нужен был внутренний мир. Все «партии», столкнувшиеся в Смутное вре­мя: казаки, среди которых большинство составляли беглые холопы, крестьяне и посадские, поддерживавшие в свое время самозванцев и Ивана Болотникова, зем­ские ополченцы Минина и Пожарского, бояре и дети боярские — бывшие сторон­ники Лжедмитриев и поляков, тушинцы и земцы — все ожидали, что новый царь не обидит их и учтет их интересы. Михаил же ничего собой не представлял. Это был 16-летний юноша с весьма посредственными способностями и слабым харак­тером. Но его отец Филарет, сам некогда претендовавший на престол, ладил с ка­заками, бывшими тушинцами, вставшими в свое время, как и он сам, на сторону Лжедмитрия II. С другой стороны, Филарета уважали и во Втором ополчении — он не запятнал себя предательством русских интересов: приглашая вместе с В.В.Голи­цыным Владислава Сигизмундовича на московский престол, Филарет настаивал на равноправных отношениях Московской Руси и Речи Посполитой; не уступил королю Смоленск, за что был взят под стражу; в момент собора находился в поль­ском плену, обретя славу страдальца за Россию. Столичным боярам нравился юный возраст претендента. «Миша-де Романов молод, разумом еще не дошел и нам будет повален», — писали они В.В.Голицыну в Польшу.

В итоге в феврале 1613 г. Земский собор, в котором участвовали выбор­ные от дворян, духовенства, посадских людей, казаков и, возможно даже, черносошных крестьян, утвердил на царство Михаила. Царь дал обяза­тельство не править без Боярской думы и без совета «со всей землей», (т.е. без Земского собора), никого не наказывать без вины и суда.

Конец СмутыВ 1613—1617 гг. началось восстановление централь­ных и местных органов власти и преодоление внут­ренних и внешних последствий Смуты. Атаман Иван Заруцкий с «воров­скими» казаками мечтал о воцарении на Руси «воренка», сына Марины Мнишек (возможно, он был сыном Заруцкого, а не сыном второго само­званца). Но имя «царевича Ивана», в отличие от «тени» Дмитрия, никого не поднимало на борьбу. Заруцкий и его люди жили откровенным разбо­ем. В 1614 г. атамана схватили. Самого Заруцкого и несчастного малолет­него «воренка» казнили. Марину заточили в Коломне в башне. Эта башня до сих пор называется «Маринкина башня».

В 1615 г. шведы осадили Псков, но не сумели его взять. В 1617 г. в Столбове был заключен российско-шведский мирный договор. По нему Россия вернула себе Новгород, но утратила земли у Невы и Финского залива. Искон­ный выход Руси к Балтике оказался потерянным.

Но сил на войну со шведами не было, тем более, что Речь Посполитая не признала московским царем Михаила. Возмужавший «царь Московии» Владислав готовился к походу. В 1618 г. королевич с польско-литовскими полками и отрядами украинских казаков — запорожцев двинулся к Моск­ве. В решающий момент запорожцы отстали от Владислава, и он не смог продолжать поход. Недалеко от Троице-Сергиева монастыря в с. Деулине заключили перемирие (1618). Владислав покидал пределы России и обещал отпустить на родину русских пленных. Но королевич не отказывался от пре­тензий на русский трон. За Речью Посполитой остались Чернигово-Север-ская земля и Смоленск.

После завершения внутренней войны и столкновений с иноземцами важнейшей задачей стало восстановление хозяйства. Страна была исто­щена. Невозможно сосчитать, сколько людей погибло. Пашни зарастали лесом. Множество владельческих крестьян сбежали или, разорившись, сидели бобылями, не имевшими своего хозяйства и кормящимися случай­ной работой и милостью господина. Какой оброк могли принести бобы- ли?! Служилый человек беднел. Пустая казна не в силах была серьезно ему помочь. Обеднел и черносошный крестьянин, его грабили в Смуту и свои, и чужие. После 1613 г. на него, как, впрочем, и на любого тяглеца (налого­плательщика), давил налоговый гнет. Даже монастырское хозяйство, об­разец рачительности, и то находилось в затруднении. Ремесло и торговля пришли в совершенный упадок.

В целом, Россия представляла собой печальное зрелище. Путешествен­ник, решившийся проехать по русским дорогам в ту пору, мог наткнуться на страшные пустые деревни, в которых белели кости непогребенных по­койников. Никто из проезжих не решался искать в таких селениях приют, хоть и боялись шаек лихих людей, гуляющих по всей Руси, но предпочи­тали ночевать в открытом поле.

Дополнительный материал.

Минин и Пожарский1.

На Красной площади, у Покровского собора, что на рву (называемого также по одному из приделов Василием Блаженным), стоит памятник. Лаконичная надпись на нем гласит: «Гражданину Минину и князю Пожарскому — благодарная Россия в лето 1818». Тогда, в начале XIX в., наше Отечество переживало патриотический подъем после победы над иноземными завоевателями, на сей раз французскими... Скульптор И.П.Мартос воплотил в бронзе идею Н.М.Карамзина...

Мы очень немного знаем о Кузьме Минине до того, как он начал собирать каз­ну на народное ополчение. Он появился на свет на Волге, в городе Балахне, непо­далеку от Нижнего Новгорода. Отец Кузьмы — Мина — владелец соляного про­мысла, дал сыну свое отчество, которое для незнатных людей служило заменой фамилии. Свое дело Мина передал старшим сыновьям, а младший Кузьма, не по­лучив наследства, должен был сам искать пропитание. Он переехал в Нижний, ку­пил себе двор и стал торговать мясом. Мало-помалу дело пошло на лад, и Кузьма женился на посадской жительнице Татьяне Семеновне. Сколько у него было детей — неизвестно, выжил из них только один сын Нефед. Общительность, честность, деловая хватка снискали Минину высокую репутацию среди купцов, которые из­брали его посадским старостой. Это почти все, что известно о Кузьме Минине до его участия во втором ополчении.

Гораздо больше знаем мы о князе Дмитрии Михайловиче Пожарском до его вы­движения на роль главы земщины. Он принадлежал к знатному, но обедневшему роду стародубских князей...

Юный князь потерял отца, когда ему было всего 9 лет. Вместе с младшим братом и старшей сестрой он воспитывался в родовой вотчине Мугрееве. Будучи старшим сыном, он унаследовал все отцовские имения, когда женился на девице Прасковье Варфоломеевне, тем самым став совершеннолетним по тогдашним представлени­ям...

В 1593 г. 15-летний Пожарский был вызван на дворянский смотр и начал госуда­реву службу, став стряпчим. Стряпчие жили для царских услуг по полгода в столи­це, а остальное время могли проводить у себя в деревнях. Куда бы ни шел государь: в Думу, в церковь, на войну, его должны сопровождать стряпчие. Этот чин сыно­вья знатных бояр получали в 15 лет и носили недолго. Дмитрий оставался стряп­чим и за 20. Сначала он исполнял свои обязанности при дворе Федора Ивановича, а затем, по его смерти, у Бориса Годунова.

Военная служба Пожарского, по мнению Р.Г.Скрынникова, началась в 1604—1605 гг., во время войны с Лжедмитрием. Пожарский оставался верен Году­новым до последнего. Он не покинул лагерь «земского» законного государя Федо­ра Борисовича, даже когда торжество самозванца стало для всех очевидно. Но по­сле того, как правительственная армия была распущена и воцарился Отрепьев, князю Дмитрию Михайловичу не оставалось ничего другого, как вернуться к при­дворным обязанностям. При Лжедмитрии I он был стольником. В обязанности его входило потчевать на торжественных приемах иноземных послов яствами и на­питками. От интриг во дворце он уклонялся и в заговоре против самозванца не участвовал.

Мы не располагаем какими-либо фактами биографии Пожарского, которые от­носятся ко времени воцарения Шуйского. Даже имя Дмитрия Михайловича отсут­ствует в списке стольников 1606—1607 гг. Р.Г.Скрынников предполагает, что, воз­можно, князь Дмитрий попал в самый конец списка, который не сохранился.

Во время борьбы с Тушинским вором, осенью 1608 г. Пожарский с небольшим отрядом ратных людей был послан в Коломну.... Воевода захватил пленных и обоз с казной и продовольствием. Победа Пожарского имела тактическое значение. Но на фоне сплошных поражений войск правительства она стала приятным исключе­нием из правила...

Во время семибоярщины, после заключения правительством договора 17 авгус­та 1610 г., Пожарский первое время разделяет мирные иллюзии части русских в от­ношении польского короля и надежды на успокоение Смуты под властью Влади­слава. Но вскоре стало ясно, что мирный договор 1610 г. поляками не выполняет­ся. Тогда Пожарский принял активное участие в национально-освободительном движении...

Наступил день... Кузьма Минин без колебания назвал имя князя Дмитрия По­жарского. Тот находился на излечении от ран в селе Мугрееве, неподалеку от Ниж­него. Ранение в голову привело к тому, что князь заболел «черным недугом», как называли тогда эпилепсию. «Многажды» слали к нему нижегородцы послов, а он отказывался возглавить рати, ссылаясь на болезнь. На самом деле, кроме опасений за собственное здоровье, согласиться при первом свидании не позволял этикет. Были, очевидно, и опасения непослушания не привыкшего к воинской дисципли­не посадского «мира». Кузьма Минин лично явился в Мугреево уговаривать кня­зя. Они быстро нашли общий язык.

Бушуев СВ. «История государства российского». — М.,1994, с. 99-107.

Глава VI. МОСКОВСКОЕ ЦАРСТВО В XVII в.

§ 29. Россия в XVII в. Царствование Михаила Романова. Справочный материал.

План,

I. Новое в российском хозяйстве XVII в.

1. Хозяйственная специализация районов.

2. Развитие ремесла и промыслов. Возникновение мануфактур.

3. Развитие торговли (ярмарки, лавочная торговля, торговля коробейников,
внешняя торговля).

4. Развитие товарно-денежных отношений. Начало складывания единого вну­
треннего рынка России.

5. Товарно-денежные отношения и крепостное право.

II. Царствование Михаила Романова. Государственное управление.

1. Земские соборы. Вопрос о сословно-представительной монархии в России.

2. Центральное государственное управление (царь, Боярская дума, приказы,
местничество).

3. Местное управление в России.

4. Налоги и казна.

5. Европейские новшества в России.

III. Внешняя политика России при Михаиле Романове.

1. Внешнеполитическое положение России после Смуты. Внешнеполитичес­
кие задачи России.

2. Смоленская война. Поляновский мир.

3. Азовское сидение.

Share
Tags :
06.04.2017